1. Вера
 2. Диггеры
 3. Урочище
 4. Убры
 5. Озеро
 6. Университет
 7. Война
 8. Следователи
 9. Чистильщики
 10. Цестоды
 11. Психологи
 12. Инспекторат
 13. Крах
 14. Резервация
  15. Вместо эпилога
XV. ВМЕСТО ЭПИЛОГА

 – Ынс, ты быть плохой охотник. Отец мой говорить: плохой охотник – плохой муж. Плохой муж – быть дети голодные. Отец говорить: Умг – хороший охотник, хороший муж тебе, Иа. Иа говорить: отец, я любить Ынс, он быть мой муж. Но отец говорить: Ынс быть странный; Ынс не искать еду, а играться игрушки, как ребёнок.
– Иа, я не играть игрушки. Это не есть игрушки. Это – ум древних.
Ынс бережно достал из своей заплечной сумки, сделанной из кожи убитого зверя, блестящую коробку.

Она ему досталась от деда, старого шамана. С этой коробочкой дед мог часами скакать, заклиная болезни или вызывая духов, помогающих в охоте, в сборе слизней или отгоняющих хищников. Но когда силы деда стали иссякать, и скакать ему становилось всё тяжелее, к своему нелёгкому шаманскому делу старик решил приобщить внука. Он ему торжественно вручил коробку, сообщив, что в ней хранится сила древних. Но Ынса не сильно-то занимала шаманская наука, поэтому учеником он был не очень прилежным. Да и дед вскоре отошёл к предкам, так и не успев свой опыт передать внуку. А вот коробка от деда осталась, как память. Дед говорил, что ему эту коробку передал его дед, а тому – его дед, а сколько дедов своим внукам передали коробку до этого – никто не знает.
И остались на всю жизнь в голове Ынса какие-то странные слова, который дед говорил ему незадолго до своей смерти. Они были настолько необычны, что Ынс, вспоминая, порой думал, что это был старческий бред умирающего человека. И рассказал ему дед, что давным-давно, ещё в те времена, когда люди жили Наверху, они верили не в духов предков и духов подземелий и духов животных и разных прочих духов. А верили они в создавшего их Великого Духа, который всеми этими духами управлял. Но потом люди возгордились, и их гордость стала ядом, отравившим Верх. И они спустились под землю – в Муос, но и там не перестали творить зло. И отвернулся от них Великий Дух. Но жалко ему было людей, потому что из Муоса бежать им было некуда. И потому, чтоб не загубили люди себя совсем, отнял он от них разум. И только из-за этого спаслась горстка людей, давших начало племенам. А Дева-Воин, которой приносят жертвы и о которой слагают песни и легенды, не была великой охотницей, как думают все. На самом деле она упросила Великого Духа вернуть людям разум через время, и она собрала отнятый у людей ум в коробки и раздала их племенам. И только когда такая коробка попадёт в руки достойного, сила древних вернётся к людям, и повернётся к ним Великий Дух, и заключит с ними завет, и, быть может, люди его уже никогда не нарушат. И ещё дед сказал Ынсу, что с молодости он старался быть достойным, но из-за плохих поступков в юности, о которых он Ынсу ни за что не расскажет, Великий Дух его презрел. И потому он просит Ынса беречь коробку и быть достойным и тогда, быть может, он окажется тем, через кого к людям вернётся сила древних. А если нет, то должен он эту коробку передать кому-то ещё.
И ещё дед говорил, что время, когда Великий Дух снимет проклятия с людей, близится, потому что он уже снимает проклятие с Верха. Да, если сейчас человек пробудет Наверху один день, то может умереть из-за оставленной древними там отравы. Но если полдня – то ничего, будет жить. Но в старину было намного хуже: стоило человеку только выйти Наверх – и смерть ему. Ещё немного, и люди смогут жить Наверху, только им надо научиться очищать себя от отравы, научиться строить дома, защищаться от хищников и лечить страшные болезни, которыми полон Верх. Всё это будет людям нипочём, если они вновь обретут силу древних. Но если достойного не найдётся, то придётся людям доживать в крушащемся Муосе, ожидая, пока не обвалится последний туннель и не будет затоплена последняя пещера.
Для деда коробка была священной сама по себе. Ынсу же очень хотелось заглянуть внутрь, чтобы увидеть «силу древних», а если получится, то её съесть или выпить – смотря в каком виде эта сила в этой коробке лежит. Как-то раз, в очередной раз поглаживая коробку и упрашивая неведомого Великого Духа, чтоб он явил ему силу древних, он как-то по-другому посмотрел на несколько неровностей, и едва заметных тяг, и защёлок и сам собой понял, куда надо нажать и за что потянуть, чтобы коробка открылась. Когда крышка отщёлкнулась, явив едва заметную щель, которой до этого не было видно, он испугался, боясь, что сила древних его сейчас убьёт за его дерзость. Но потом, набравшись смелости, он открыл крышку.
В коробке лежали сшитые кем-то куски белой кожи. Только куски были ровными и удивительно тонкими, и их было очень-очень много. Перевернув один, другой, третий он обратил внимание на то, что на каждой кожице выведены какие-то мелкие, очень аккуратно прорисованные знаки, а также много рисунков. Он пролистал всё до конца и не встретил ни одного листа, чтобы он был похож на другой. Ломая голову, Ынс пришёл к мысли, что если в коробке заключена сила древних, значит эти рисунки специально нарисованы древними, быть может, самой Девой-Воином, и в них есть какой-то смысл. И после этого он с книжкой уже не расставался, вызывая тем самым беспрерывные насмешки своих соплеменников.
Уже через несколько дней он уловил смысл в нарисованных на первой странице значках. А ещё через пару месяцев он научился читать. Вскоре всю книгу он знал наизусть. Понимал далеко не всё, но знал каждый лист до последней крапинки. Даже математические, физические и химические формулы, таблицы умножения, Менделеева, физических величин, карты Муоса, поверхности Земного шара и Солнечной системы, классификация растений и животных, устройство человеческого тела стояли перед его глазами – он мало что из этого понимал, но мог в точности, если понадобится, воссоздать копию книги. И бывает, что он идёт или сидит, делает какие-то дела или дремлет, – и вдруг словно шелуха спадает с его разума, и он начинает понимать смысл какой-либо формулы или фразы из «Начал».

– Иа, я учить тебя и наших детей понимать знаки древних. Ты помнить, как я лечить всех, когда быть зима.
– Ынс, я помнить это, ты и меня лечить эта зима. Ты быть внук шамана, ты знать, какой трава надо лечить.
– Иа, дед не уметь лечить людей, он не учить меня лечить. Это меня учить древние.
Иа с жалостью смотрела на своего странного жениха. Он говорит всё более непонятные вещи. И всё же что-то в нём было такое, что не отпускало её; что-то, чего не было в красивом, сильном и удачливом Умге. Иа злилась на себя за это, но не могла и думать о том, что понесёт детей от кого-то другого, кроме Ынса. И она одна верит в то, что их племя исцелил именно Ынс. Когда они все слегли этой зимой с горячкой, Ынс, сам еле держась на ногах, выполз на Поверхность и что-то там искал под снегом, а потом принёс какие тонкие ветки и заваривал их в воде и давал всем пить. Лежащим при смерти было всё равно и поэтому они согласились на сомнительные предложения Ынса. Выпив варево, все, как по мановению волшебных духов, стали выздоравливать. Правда, став здоровыми, они подумали, что не так уж сильно болели, а варево Ынса сочли за его очередную глупость.
– Ынс, отец не хотеть ты быть жених для Иа, если ты не сделать очень удачный охота. Я молить Дева-Воин, чтобы она послать тебе большой добыча.
– Иа, я сделать очень удачный охота. Я не убить зверя, но накормить тебя, твой отец, твой семья. Ынс взять большой еда! Большой еда на Поверхность! Я принести большой еда, и твой отец сказать: «Иа быть твой жена, Ынс!»
Опять он за своё, думала Иа. Очередная затея Ынса, о которой ему «сообщили древние», – рыть в конце весны землю на Поверхности, а потом закапывать там кусочки выкопанных им толстых корней. «Древние называть это «кар-то-фэль»» – заверял Ынс, угощая всех разысканными на Поверхности маленькими кусочками клубней. Кусочки эти были вкусными, но почему он был уверен, что этих корней у них осенью будет завались – Иа понять не могла, и всё же, как ни странно, она ему верила. Несмотря на заверения Ынса, она не могла понять, как из этого самого «картофэля» Ынс собирается делать питьё, от которого они смогут без проблем жить на Поверхности.
А иногда, спрятавшись в более-менее сухом месте подальше от глаз её свирепого отца, они сидели, обнявшись, и Ынс начинал рассказывать ей свои истории, якобы рассказанные ему древними через эту коробку, с которой он никогда не расставался. Иа пока воспринимала это не более, чем как сказку, но сказку в исполнении Ынса такую интересную, что она забывала обо всей их недружелюбной реальности: о голоде, набегах других племён, страшных болезнях; о том, что с каждым годом незатопленных и необваленных туннелей в Муосе становится всё меньше и люди бешено дерутся за оставшиеся под землёй пустоты. Ынс заверял, что сила древних из коробки научит их добывать еды столько, сколько надо, ни с кем не дерясь и никого не убивая. Они научатся строить дома наверху и добывать свет без огня, лечить все болезни и не умирать на Поверхности. Он рассказывал про огромный мир, который предстоит заново покорять их детям и детям их детей. Он говорил про Великого Духа, которого древние называли Богом, и надеялся, что Он, быть может, снова повернётся к людям.
Ынс, рассказывая всё это, счастливо улыбался их будущему. Иа станет его женой, потому что он принесёт её отцу много картофеля. А на следующий год им вообще не надо будет выходить на опасную охоту – их прокормит примеченное Ынсом поле, которое они засадят. У них появится время, и Ынс уговорит вождя, который тогда уже будет его тестем, отправиться в опасную вылазку за книгами – они наверняка остались где-то там, в сердце Муоса, который древние называли Ульем. Он будет изучать книги и подарит племени силу древних. Он будет учить своё племя читать, а если они и не захотят учиться, то научит только свою жену и их детей, которых у них будет много-много. А потом его дети понесут силу древних другим племенам Муоса. И, быть может, ещё при жизни Ынса, если будет на то воля Великого Духа, случится великий исход племён Муоса на Поверхность.

 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Пояснения

1 «Дикая охота короля Стаха» (бел.) – роман В. Короткевича.
2 Деревня (бел.)
3 «Трасянка» – общее слово для всех белорусских диалектов.
4 А зачем нам та Республика? (бел.)
5 Мы властям еду свою отдавать будем, а она нам что? (бел.)
6 Защищать нас не нужно, мы и сами от кого хочешь отобьёмся. Нет! Мы лучше сами как-нибудь! (бел.)
7 Согласны! Гробайло, дерись! Задай этой козе! (бел.)
8 Не трогай его, детка! Дурной он у меня, но не злой. И мальчиков у нас двое! Пожалей! Спаси! (бел.)
9 Чего таращитесь? Хватит уже! Девку одолеть не смогли, куда вам с армией воевать. Бросайте оружие! (бел.)
10 Ты, Паха, чего, пройти не можешь, плечи слишком широкие отрастил? (бел.)
11 Я тебя не трогал. (бел.)
12 Как не трогал? Чуть ногу не вывернул! (бел.)
13 Она говорит, что судьба у нас такая. Когда мать ещё беременна нами была, то мы даже тогда в её животе тузались с этим. Да так лупили друг друга, что даже с синяками на свет появились. (бел.)
14 А может, они не придут? Неделю уже ждём – и никакого толка! (бел.)
15 Не беспокойся, придут! Командир сказала, что придут, – так оно и будет. (бел.)
16 Помнишь, что мать про ад рассказывала? Внизу он, под нами. Это озеро огненное, в котором черти плещутся. Когда придёт конец, Муос обвалится в ад, и всё тут. (бел.)
17 А я тебе говорю, что ад находится вокруг Муоса. Вокруг горит огонь такой, что за сто шагов не подойдёшь. А Минск с Муосом плавают по этому огню, как шкварка на сковородке. И вот, это кольцо огненное каждый день смыкается, шкварка тает, и однажды её не станет совсем. (бел.)
18 Отрывок из полонеза «Развітанне з Радзімай» (рус. «Прощание с Родиной») в исполнении ансамбля «Песняры», автор текста – Вячеслав Шарапов.
19 Уходим мы, тётка Вера. Идём этих диггеров добивать. Почти всех их перебили, остались только те, что в поселениях прячутся. (бел.)
20 Ага! Ты там знаешь, стратег великий, куда мы идём, где те диггеры и сколько их осталось. (бел.)
21 Это я, тётка Вера, когда тебя ранили, сказал: «Пусть идут. Лучше командира спасать будем». (бел.)
22 Да и осталось их только пятеро, и те раненые. А если бы дрались дальше, побили бы они нас или ранили, и умерли бы все, кто в том поселении остался раненым. А так мы тебя, тётка Вера, вынесли и остальным помощь вызвали. (бел.)
23 И как-то не так всё пошло. Ну зачем Командир ту девочку слепую… (бел.)
24 Cestoda – ленточный червь (лат.).
25 Тётка Вера, неужели это вы? (бел.)
26 Говорил тебе, тётка Вера к диггерам вернётся, а ты говоришь: «Нет-нет». (бел.)
27 Ты не говорил, что она к диггерам вернётся, ты говорил, что мы её встретим. (бел.)
28 Я, тётка Вера, иногда вижу те глазки маленькие, кровью залитые. Смотрит тот мальчик на меня даже сейчас, и сколько жить буду – будет на меня смотреть. Разве ж это война, тётка Вера? Это же бойня! (бел.)
29 Ну кому нужна эта война? Диггеры никого тогда не трогали в Верхней Степянке – Антончик нам рассказал, а он никогда не врёт. А если и подрались когда-то с кем-то – поколотили бы мы их немного, да и разошлись бы в стороны… (бел.)
30 Тётка Вера вернулась! Теперь вы с нами будете? (бел.)
31 Да, теперь я буду с вами, ребята. (бел.)
32 Тётка Вера, вы слышите меня? (бел.)
33 Слышишь ты, шутник? Ещё раз обратишься к командиру не по форме… тогда я тебе твой язык слишком длинный на шею намотаю… (бел.)
34 Яшчэ хоць раз… (бел.)
35 Тётка Вера, вы слышите меня? Нужно уходить, нас уже ищут. (бел.)
36 Нам нужно решить: принимаем бой или идём другим путём. Там – западня, не меньше десяти человек будет. Мы их одолеем, но поднимется шум, и тогда… (бел.)
37 Ах ты, проказница. Я же тебя помню. Ты несколько раз на заслоны наши натыкалась, всё «кис-кис» говорила и какого-то котика искала. Я и в самом деле думал, что сумасшедшая. Мы же даже тебе еду давали. (бел.)
38 Кто это был? (бел.)

  

Главная Проголосовать за Муос Иллюстрации Связь с автором Друзья

 

    Белорусский рейтинг MyMinsk.com